Шубин Ф.И.

Шубин Федор Иванович - русский скульптор XVIII века, представитель классицизма.

Родился в 1740 году в семье «черносошного» крестьянина, в рыбацком поселке близ города Холмогор Архангельской губернии. Занимаясь, как и его односельчане, рыбной ловлей на Белом море, он с юных лет овладел традиционным для района Холмогор косторезным мастерством. В 1759 году Шубной (Шубиным он стал именоваться уже после того как стал учеником Академии Художеств) покидает родные места и направляется в Петербург, следуя примеру своего великого земляка и по некоторым сведениям, возможно, родственника Ломоносова. В Петербурге Шубин продолжал работать как резчик по кости и перламутру.

В Петербурге Шубин продолжал работать как резчик по кости и перламутру. Видимо, Ломоносов занялся судьбой будущего скульптора и помог ему: Шубин был определен во дворец истопником, а оттуда письмом куратора Академии художеств Шувалова (с которым Ломоносов был очень близок) его «истребовали» в Академию, где он и проучился с 1761 по 1766 год.

Выходец из среды мастеров народного искусства, Шубин пришел в Академию будучи уже художником; академические же занятия выковали из него замечательного мастера скульптуры. Большая золотая медаль за выполненную в рельефе композицию «Убийство Аскольда и Дира» дала Шубину право на заграничную пенсионерскую поездку. Три года он работал в Париже, затем два года в Риме, в городе, который в эти годы был центром притяжения воспитанников всех национальных академий. Шубину довелось побывать и на раскопках в Помпеях и Геркулануме. В 1773 году он вернулся в Петербург, на обратном пути пробыв некоторое время в Лондоне. Шубин возвратился в Россию со званием члена болонской Академии художеств и славой искусного мастера. Вскоре за портрет Екатерины II его избирают академиком российским.

В портретной галерее Шубина предстает русское общество XVIII века. Точность и многогранность характеристик, разнообразие и богатство композиционных решений придают бюстам Шубина исключительную выразительность. Шубин работает много и быстро, никогда не повторяясь и не впадая в шаблон. 

В 1774—1775 годах по заказу Екатерины II  Шубин работал  над серией, состоявшей из пятидесяти восьми круглых мраморных барельефов (диаметром около 70 см) с изображением князей и царствующих особ от Рюрика до Елизаветы Петровны. Барельефы предназначались для круглого зала Чесменского дворца и в настоящее время находятся в Оружейной палате. Образы трактованы в соответствии с характеристиками, данными в летописях. 

В следующее десятилетие Шубин выполняет многочисленные заказы на декоративные работы: статуи и рельеф для Мраморного дворца, скульптуры для Троицкого собора Александро-Невской лавры, мраморный мавзолей генерал-лейтенанту П. М. Голицыну. Последней декоративной работой Шубина была статуя Пандоры для большого каскада Петергофа, созданная в связи с заменой обветшавших свинцовых скульптур. Прообразом для нее послужила "Купальщица" Фальконе, которую Шубин копировал в Париже.

Из портретных работ 80-х годов наиболее важными являются бюсты П. Б. Шереметева (1783, Кусково), генерала И. И. Михельсона (1785, ГРМ), медальон с профильным изображением Екатерины II и ее скульптурный бюст (1783, ГРМ). Обособленно стоит в творчестве Шубина статуя "Екатерина II — законодательница" (1789—1790, ГРМ). Эта статуя, изображающая императрицу в образе богини Минервы, пользовалась большим успехом, но от императрицы скульптор не получил вознаграждения, не получил он и профессорского места в Академии, где портретная скульптура считалась "низшим жанром".

Со временем интерес к творчеству Шубина угасает. Выполненные без прикрас, портреты все меньше нравятся великосветской публике, которая хочет видеть свое изображение идеальным. Меньше становится заказов, падает и оплата. Художник вынужден обратиться к Г. А. Потемкину, и тот ходатайствует перед президентом Академии художеств И. И. Бецким о зачислении Шубина на должность адъюнкт-профессора в скульптурный класс. От себя скульптор тоже подает прошение в Совет Академии и просит предоставить ему платную должность. Оба письма остаются без ответа. Тогда в 1792 году Шубин обращается к Екатерине: "Всемилостивейшая Государыня, нахожусь в умалении здоровья и необходимости просить о помощи..." Лишь через два года прославленный мастер был утвержден профессором, но без предоставления платного места. 

Невзгоды подорвали здоровье и без того больного человека, обремененного большой семьей. С каждым годом положение Шубина становилось все тяжелее. В 1797 г. он обращается за помощью к Павлу, а через год подает прошение Академии с просьбой "не оставить дачею хотя одной казенной квартиры с дровами и свечами". Но и это осталось без внимания. Шубину не на что было содержать семью, он стал слепнуть, а в 1801 году сгорели его дом и мастерская с работами, которые там находились.

Удары судьбы не заставили Шубина изменить себе. В одной из последних работ — бюсте Александра (1801, Воронежский областной музей изобразительных искусств) за внешней приветливостью императора видно холодное равнодушие. Позднее император Александр все же выказал милость — пожаловал скульптору бриллиантовый перстень. Вынуждена была проявить внимание к Шубину и Академия, предоставив казенную квартиру и свечи, о которых он давно просил. В 1803 году по указу Александра I Шубина назначили, наконец, адъюнкт-профессором с жалованием по штату. Но здоровье было вконец подорвано, и 12 мая 1805 года Шубин умер.

Смерть скульптора прошла почти незамеченной для светского общества. Трагически кончилась жизнь великого ваятеля, искусство которого, по словам В. И. Мухиной, было настоящим "образом времени".


Интересные факты:

  • Федором Шубиным было исполнено немало  бронзовых изваяний. Но наиболее полно он выразил себя в работах, выполненных в мраморе. В обработке мрамора Шубин проявлял исключительное мастерство, находя различные, всегда убедительные приемы  для передачи тяжелых  и легких тканей костюма, ажурной пены кружев, мягких прядей причесок и париков и, конечно, прежде всего человеческого лица — мужского или женского, юного или старческого, дряблого, холеного или грубовато-жесткого, — в зависимости от того, какая модель представала перед скульптором. Поражающую жизненную трепетность шубинских образов прекрасно ощущали его современники. Недаром на памятнике, воздвигнутом над могилой мастера, о Шубине говорится: «И под его рукою мрамор дышит...».