Баттистини, Маттиа

Биография

Маттиа Баттистини (итал. Mattia Battistini; 27 февраля 1856, Рим — 7 ноября 1928, Контильяно) — итальянский оперный певец, баритон, приверженец школы так называемого «сладкого» пения, мастер бельканто.

Музыкой и вокалом занимался с детства, но исходя из семейных традиций вначале получил медицинское образование в Римском университете. Тем не менее, победила любовь к музыке. После нескольких лет серьезных занятий вокалом с лучшими итальянскими педагогами своего времени, Баттистини, став сначала членом‑исполнителем Римской королевской академической филармонии, в 1877 году оказался в числе ведущих певцов, исполнявших под управлением Этторе Пинелли ораторию Мендельсона «Павел», а позднее ораторию «Времена года» — одно из самых великих творений Гайдна. Успешно выступил в 1878 году в Риме, исполнив партию Альфонса в опере «Фаворитка» Гаэтано Доницетти. Очень скоро получил славу лучшего итальянского баритона. Голос Баттистини был в своем роде единственным, среди баритонов уникальным. В нем было все, что отмечает выдающееся вокальное явление: две полные, с хорошим запасом октавы ровного, одинаково мягкого по всему диапазону звука, гибкого, подвижного, насыщенного благородной силой и внутренним теплом. Если думать, что его последний учитель Котоньи ошибся, «сделав» Баттистини баритоном, а не тенором, то эта ошибка была счастливой. Баритон, как тогда шутили, получился «стопроцентный». Сен-Санс как-то сказал, что музыка должна носить очарование в самой себе. Голос Баттистини носил в самом себе бездну очарования: он был сам по себе музыкален. 

С 1881 года Маттиа Баттистини постоянно гастролировал, выступая в оперных театрах по всему миру. Первым из оперных певцов начал выступать в Южной Америке (Буэнос-Айресе и Рио-де-Жанейро). Сезон 1882—1883 годов с огромным успехом провел в Испании (Мадриде и Барселоне), с 1883 начал выступления в Лондоне, где он собирал полные залы, потом Вене, Париже и Будапеште. И повсюду его сопровождали восторги и дифирамбы выдающихся европейских критиков, награждавших его лестными эпитетами, вроде: «Маэстро всех маэстро итальянского бельканто», «Живое совершенство», «Чудо вокала», «Король баритонов» и еще множеством других не менее звучных титулов! С 1892 стал гастролировать в разных городах России, где сразу же был признан бесспорным главным героем оперной сцены и где провел 23 театральных сезона (до 1916), став любимым певцом русских царей и аристократии, в России его называли и «королём баритонов, и «баритоном королей». В 1899 году исполнял партию Евгения Онегина (на итальянском языке) на премьере в Варшаве. Россия всегда была для Баттистини одной из излюбленных стран. Он встречал там наиболее горячий, взволнованный, можно сказать неистовый прием. Певец даже говаривал в шутку, что «Россия никогда не была для него холодной страной». Не раз пела с Баттистини польская певица Янина Вайда-Королевич; вот что она вспоминает: «Это был действительно великий певец. Подобной бархатистой мягкости голоса я не слышала никогда в жизни. Он пел с необычайной легкостью, сохраняя во всех регистрах волшебное очарование своего тембра, пел всегда ровно и всегда хорошо — попросту не умел петь плохо. С такой эмиссией звука нужно родиться, такой окраски голоса и ровности звучания всего диапазона нельзя достичь никаким обучением! Он был очень хорош собою — высокого роста, чудесно сложенный, с обворожительной улыбкой и огромными черными глазами южанина. Это, конечно, тоже содействовало его успеху”. Во время одного из триумфальных сезонов в Москве, в августе 1912 года, на представлении оперы «Риголетто» многочисленная публика была так наэлектризована, так неистовствовала и вызывала на бис, что Баттистини пришлось повторить — и это не преувеличение — всю оперу от начала до конца. Спектакль, начавшийся в восемь часов вечера, окончился только в три часа ночи!

Между прочим, выбор невесты Баттистини соответствовал его уважаемому социальному статусу в царской России и на Западе: он женился на испанской дворянке Донье Долорес де Фигероа-и-Солис из старинного рода.

После революции Баттистини не выступал в России, но до 1925 года пел на сценах крупнейших оперных театров мира. Из певцов вместе с ним чаще всего выступали самый близкий его друг Антонио Котоньи, а также Франческо Маркони, Джулиано Гайяр, Франческо Таманьо, Анджело Мазини, Роберто Станьо, Энрико Карузо.

С 1926 года, то есть когда ему исполнилось семьдесят лет, он пел, в основном, в концертах. У него по-прежнему была та же свежесть голоса, та же уверенность, нежность и щедрая душа, а также живость и легкость. В этом могли убедиться слушатели Вены, Берлина, Мюнхена, Стокгольма, Лондона, Бухареста, Парижа и Праги. В середине 20-х годов у певца появились первые явные признаки начинающейся болезни, но Баттистини с поразительным мужеством сухо отвечал врачам, советовавшим отменить концерт: «Синьоры мои, у меня только два выхода — петь или умереть! Я хочу петь!». 

17 октября 1927 года в Граце Баттистини дал свой последний концерт.

Как отмечал в 1926 г. известный берлинский музыкальный критик Леопольд Шмидт, «Если человек поет так, как до сих пор поет Баттистини, вызывая фанатизм публики, то он не только имеет право — он обязан петь как можно дольше, потому что пение Баттистини — это символ совершенства, к которому должны стремиться его современники, особенно молодёжь».

Источники:
Баттистини Маттиа // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
Маттиа Баттистини на сайте belcanto.ru.
Д. К. Самин. 100 великих вокалистов. — М.: Вече, 2003.